Loading…

Если наша культура нам не нужна, то она никому не нужна!

Андрей Курков.

Читать письмо!

Желаю Киеву сохранить неповторимый Театр пластической драмы

Ада Роговцева.

Читать письмо!

Сегодня мы ещё можем всё изменить!

Владимир Талашко.

Читать письмо!
  • 0
  • 1
  • 2

Евгений Сивоконь

Украинская мультипликация, так же, как и украинское кино, имеет свою отдельную историю, свой особый тернистый путь становления, свои взлеты и свои трудности.

Первый украинский мультфильм «Сказка о соломенном бычке» вышел в свет еще в 1927 году, но начинания его автора, Вячеслава Левандовского, стремившегося создать анимационную студию в Киеве, в то время не одобрили. Тем не менее, идея нашла свою поддержку среди энтузиастов, и к концу 1930 года в Украине было уже выпущено примерно полдесятка фильмов. В военные и послевоенные годы анимация практически не развивалась, но в 1959 году, когда при студии «Киевнаучфильм» был создан полноценный цех художественной мультипликации, она получила шанс занять достойное место среди известных монополистов мировой киноиндустрии, но, к сожалению, так до сих пор и не заняла. О том, как все происходило в те далекие 60-е, и о процессах, происходящих в сегодняшней анимации, рассказает  художник-мультипликатор Евгений Сивоконь.

Его увлечение мультфильмами началось еще в детстве. Рисовать Женя начал практически тогда же, когда начал читать. Сначала он рисовал забавных человечков, затем, в военные годы, на отдельных листочках и обрывках бумаги, которая была тогда большим дефицитом, — карикатуры на Геббельса и Гитлера, а в художественной школе и в армии — шаржи. В феврале 1960 г. Евгений Сивоконь пришел работать в цех художественной мультипликации, где в то время уже работали ставшие впоследствии известными мастера Владимир Дахно и Давид Черкасский.

— Евгений Яковлевич, какая атмосфера царила тогда в студии?

— Мы все были очень молодые, с разным образованием. У кого-то была за плечами художественная школа, у кого-то — строительный институт. А руководил всем этим большой мастер своего дела Ипполит Андронникович Лазарчук. Он уже давно работал в анимации и еще перед войной снял, как режиссер, несколько фильмов. Мы все были задорными, немного хулиганами, толком ничего не знали и не умели, но мы были новаторами. Через тогдашний «железный занавес» начинала просачиваться кое-какая информация. Это было время поисков: Уолт Дисней для нас был пройденным этапом, и мы хотели его превзойти. Хотелось чего-то нового, революционного. У нас был кураж...

— Считается, что люди, создающие мультфильмы, обладают хорошим чувством юмора, или в анимации работают те, кто не наигрался в детстве.

— Мне очень трудно об этом судить, потому что мы все разные — и художники, и режиссеры. Кто- то делает серьезные фильмы, кто-то смешные комедийные, кто-то — детские. Чем хороша наша студия, так это тем, что она разнонаправленная. А чувство юмора, наверное, одинаково необходимо и вообще нормально для любого человека. Просто у одних оно воплощается в фильмах, у других оно остается внутри, а в созданных ими фильмах этого не чувствуется. Существует мнение, что многие писатели-юмористы и сатирики в жизни на самом деле довольно мрачные люди, а свое чувство юмора они воплощают на страницах своих произведений. То же самое, наверное, и у меня.

— Как назывался ваш первый фильм?

— «Осколки». Он был сатирический. О том, как сценарист, живущий еще в каменном веке, приносит сценарий, вырезанный на каменной глыбе, и пытается его пронести в пещеру, над которой написано «Пещерфильм». Не проходит — так как много на глыбе острых углов. И тогда он начинает их отбивать. Отбивает уголочек — и пошел какой- то сатирический сюжетик. Опять не проходит, тогда он еще один, еще — пока глыба не превратилась в такое каменное яйцо, которое уже можно протиснуть. А оставшийся сюжет — о хулигане, который идет по пляжу и всех распугивает транзисторным приемником, в котором мы хотели, чтобы играли «Битлз». Они же тогда были в расцвете. Но музыкальный редактор сказал: «Нет-нет, это западная музыка!» Начал я искать другую музыку. А тот на следующий день прибегает — можно. А что же случилось? Оказалось, он узнал, что эта группа отчисляет часть своих гонораров в фонд Компартии Великобритании. Сейчас это кажется смешным, а тогда было не до смеха...

— Вы можете назвать свой любимый мультфильм, ваш или чей-то? 

— Насчет моих фильмов — мне трудно сказать. Всегда бывает — посмотришь готовые смонтированные фильмы, и то в одном, то в другом находишь какие-то любимые сцены. А что касается других авторов, то мне очень нравится серия о Винни-Пухе, созданная Федором Хитруком, а также все фильмы Юрия Норштейна. А вообще можно много говорить об этом, но любимого, пожалуй, нет. Так же как нет у меня любимого писателя, живописца и композитора.

— Что вас вдохновляет на создание тех или иных персонажей?

— Бывает по-разному. В каждом отдельном случае это какой-то импульс, иногда это может быть литературное произведение, стихотворение или музыкальная фраза. Иногда — что-нибудь увиденное, например, какая-нибудь выставка, сюжет, образ или состояние природы.

— Как «одушевляете» ваших персонажей и какие техники использовали при создании своих работ?

— Каждый художник-аниматор изучает законы физики и механики. В принципе, это технология, ремесло — их надо познать. Поэтому для меня это достаточно просто. Главное — создать персонаж, придумать, каким он будет, о чем будет сюжет и как его нужно играть... Знаете, наверное, легче спросить, чего я не использовал из техники. Потому что я очень давно в анимации и перепробовал много всего. Занимался рисованой анимацией, целлулоидной, на бумаге. И одним из первых в Украине пробовал сочетание живого актера в качестве графического материала и рисованой анимации. В 1975 г. снял небольшой сюжет в анимационном сборнике, он назывался «Сплетницы»: мы сначала сняли актеров, потом с этой пленки напечатали фотографии, отобрали наиболее характерные и снимали фотографии — только как анимацию-перекладку, лишь что-то дорисовывая. Еще я делал другие перекладки, пробовал живопись под камерой — «ожившую живопись», — которую сейчас используют многие художники...

— В последнее время наш зритель воспитывается американскими фильмами, в том числе и анимационными. Не потому ли, что у нас наблюдается большой дефицит отечественных — качественных и добрых картин?

— С одной стороны, и это тоже, хотя я считаю, что у нас в последнее время накопилось достаточное количество хороших фильмов, которые иногда показывают наши телеканалы. Я имею в виду старые советские фильмы; а наши украинские фильмы — в меньшей степени. Их иногда смотрят, их можно купить на кассетах или на дисках. Мы живем в эпоху, когда все зарабатывают деньги. Американские мультики, кстати, очень профессионально делают, иначе я бы их не смотрел, чувствуется старая классическая школа. И вот здесь замечательные художники-аниматоры вкладывают огромные деньги в раскрутку, в рекламу — по 20—50 миллионов долларов. Взамен они получают намного больше. Они хорошо просчитывают, что именно будет смотреть зритель, на какой фильм дети приведут родителей, и обязательно делают акцент на хеппи-энд, и при этом множество трюков. Поэтому на такие фильмы народ ходит в кинотеатр, это коммерческая анимация, приносящая большую прибыль. Мы до этого уровня пока еще не доросли, потому что нам не хватает ни денег, ни, скажу, забегая немного вперед, — возможности собрать все лучшие силы в кулак. Мы могли бы делать неплохие полнометражные фильмы. Но не получается, потому что мы работаем на разных студиях, и опять же таки — деньги: где-то платят больше, где-то меньше.

— На ваш взгляд, какой период сейчас переживает украинская анимация?

— Она все время что-то переживает. Уже давно наблюдается такой процесс, при котором студии закрываются, а художники уезжают в другие страны, потом некоторые возвращаются, а кто-то остается за рубежом. Все это очень зыбко... Но поскольку мы живучие, то, я надеюсь, выживем и дальше. Есть у нас талантливая молодежь и есть немало хороших авторских фильмов. И еще есть около полусотни международных наград, полученных за последние 5—6 лет. Но это короткометражное кино, которое ни телевидению не нужно, ни в прокате его не покажут. Это так называемое «фестивальное кино».

— Кто нынче финансирует создание мультфильмов?

— Наша студия — единственная, которая финансируется из бюджета Министерства культуры и туризма. Это просто бюджет, выделенный на развитие культуры. Хотя эти деньги, на мой взгляд, тратятся не очень талантливо, их надо было бы давать художникам, а не студии, чтобы художник мог создать свой проект, а комиссия могла его отобрать. А у нас все проходит через студию, через различные расходы, накладные. Вот и получается, что в результате половину денег не получают. Создать хорошую, качественную коммерческую анимацию, в которую могли бы вкладывать деньги и инвесторы, можно, — но лишь при условии наличия мощного проката, хотя бы такого, как в России. Чтобы эти деньги могли окупиться за два-три года.

— Как вы думаете, каково положение украинской анимации на международном рынке сегодня?

— На рынке наших фильмов практически нет. Мы как режиссеры не участвуем в координаторской работе, и, по сути, не обладаем никакими авторскими правами. Я подписываю договор, и там написано, что я продаю себя за определенный гонорар как режиссер, как автор сценария, как художник — и все, до свиданья... Я — наемная рабочая сила, и ничего больше. А если говорить о международном рынке в смысле фестивалей — там показали с десяток наших фильмов, их знают, и они получили самые престижные премии. Но выйти на рынок очень сложно, потому что рынок — это сериал, великое полнометражное кино.

— Как вы относитесь к таким зарубежным персонажам, как «Масяня» и «Симпсоны»?

— Не очень хорошо, потому, что «Масяня» — это попса чистой воды. Это рассчитано только на коммерческий успех. Фильм попал в струю только потому, что там присутствует молодежный сленг, а вот анимация там примитивная. Шевелятся ротики, глазки, но молодежи это интересно из-за сленга и анекдотов. Сейчас существует много таких проектов, которые рассчитаны только на коммерческий показ, и это не только анимация, но и кино, и сериалы.

— А как вы оцениваете будущее украинской анимации?

— Перспектива у нее неплохая. Только через мои руки прошло человек 20 и даже больше подающих надежды молодых талантов, которые стали режиссерами и будут хорошими режиссерами. Поэтому я могу представить их потенциал, очень интересные ребята. Но как сложится их судьба? Не знаю! У всех по-разному. Из одного моего курса если выйдет два человека из восьми — это уже хорошо. Анимацию невозможно уничтожить. Для меня это очень концентрированный вид искусства. С предельной концентрацией образа и мысли. Или, например: анимация — это не профессия, а диагноз. Потому что люди, занимающиеся анимацией, с общей точки зрения не очень нормальные. У них свое мировоззрение. Наконец, для меня — это две трети моей жизни, способ сказать нечто такое, чего не могу сказать никаким другим образом... Это вид искусства, который существует не в кинематографе, а между ним и пластическими видами, такими, как живопись, графика, скульптура. С кино его объединяет то, что он снимается на пленку или видео и проецируется на телевизионный или на большой экран. Все остальное делается по совсем другим законам.

НАША СПРАВКА

Евгений Яковлевич СИВОКОНЬ родился в 1937 году. В 1965 г. окончил Киевский государственный художественный институт по специальности художник-график. В анимации Е. Сивоконь с 1960 г. Работал художником, аниматором, художником-постановщиком более чем в 50 фильмах. Как режиссер создал более 20 анимационных фильмов, в том числе: «Человек и слово» (1972) — приз на БКФ в Баку, диплом МКФ в г. Загребе, «Ненаписанное письмо» (1985) — диплом на МКФ во Франции, Японии, «Окно» (1987) — номинация на премию «Ника». В фильмах «Компромикс» и «Засыпает снег дороги» выступил как сценарист, режиссер, художник-постановщик и аниматор. Его фильм «Засыпает снег дороги» получил приз на Международном кинофестивале в Дебрио в Италии в 2006 году и приз за лучший анимационный фильм на Международном фестивале в Клермон-Ферране в 2006 году.

Подготовлено по материалам газеты «День»

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Подпишитесь на рассылку!

Интернет-реклама

Оставайтесь с нами на связи!

 

Телефоны

Facebook

2015 – 2017 © | Громадська організація «Театр пластичної драми» All rights reserved.